Новости

4 Октября 2013

Metallica: «Мы черпали вдохновение из «The Wall» и концертов The Monkees»

Metallica: «Мы черпали вдохновение из «The Wall» и концертов The Monkees»

Кто хочет быть мальчиком на побегушках у Metallica? После просмотра «Metallica: Сквозь невозможное», вы скорее всего захотите остаться работать в Макдональдсе. Уникальный концертный документальный фильм, который выходит в прокат в IMAX-кинотеатрах в пятницу, и в обычных 3D-кинотеатрах 4 октября, представляет собой 92-минутную ленту — напряженную, апокалиптическую и интригующую.

Фильм снят режиссером Нимродом Анталом («Хищники», «Контроль») в соавторстве с участниками группы Джеймсом Хэтфилдом, Ларсом Ульрихом, Кирком Хэмметом и Робертом Трухильо. Актер Дэйн Дихан («Убей своих любимых», «Узел дьявола», «Новый Человек-паук. Глава вторая») играет молодого техника по имени Трип, которому поручили срочное задание, когда Metallica должна выступить на переполненной арене. Это становится для него приключением, которое большинство людей даже не могут себе представить.

Некоторые 3D-кадры концертных эпизодов заставляют вас почувствовать себя пятым участником Metallica. Как будто я должен быть там с бубном или делать что-нибудь еще. Извините что я сел за барабанную установку. Почему я на сцене?

Хэтфилд: Почему я возбужден? (Смеется)

Хэмметт: Почему эта штука падает на меня? Я должен увернуться?

Джеймс, я понимаю, что вы хотели сделать что-то большее, чем просто концертный документальный фильм, но вначале не знали, что именно?

Хэтфилд: Как только мы увидели, что мы его финансируем и сколько это будет стоить, я подумал: «Надо сделать его очень особенным!» (Смеется) Я не знаю, сколько раз мы еще будем в состоянии сделать это в нашей карьере. Ларс и я начали немного волноваться (я думаю, что все мы) — это концертный 3D-фильм. Мне довелось увидеть несколько подобных, и они оригинальные, все в порядке (смеется). В конце концов, я не знаю, посмотрю ли я его снова. Если у вас есть 3D-телевизор дома, может быть, в конечном итоге мы окажемся в нем, но нужно было что-то большее. И я просто начал думать: «Давайте будем креативными», имея в виду «The Song Remains the Same», «The Wall», даже о фильме The Monkees или The Beatles.

Вы посмотрели их все, чтобы освежить вашу память?

Хэтфилд: Нет. Всего, что я помнил о них, было достаточно. Я подумал: «Почему бы не сойти с ума? Мы все очень творческие, и мы работали в разных сферах. Мы знаем людей в мире анимации, и тому подобное. Давайте попробуем все».

Главный герой, этот бедный парень, должно быть, действительно любилMetallica.

Хэмметт: Когда Дэйн впервые посмотрел на сценарий, он не мог ничего понять, потому что в нем не было диалогов. Весь сценарий — это только четыре или пять страниц, потому что это просто описание сцен.

Как зритель, вы на самом деле не понимаете, что у него нет слов, что показывает, насколько вы оказываетесь вовлечены в его историю и какой Дэйн хороший актер.

Хэтфилд: У него подходящее лицо. Его глаза будто видели жизнь не один раз. Такое чувство, что его душа старше, и его движения, его действия, его мимика говорят об этом.

Хэмметт: Он, безусловно, обладает энергетикой на экране, что хорошо для нас, потому что его игра уравновешивает напряженность наших выступлений.

Вам не нужны были документальные кадры, так что вы действительно не знали, как все это будет выглядеть в конце.

Хэмметт: Мы доверились вслепую, это был выстрел в темноте.

Когда вы увидели его в первый раз, какие элементы выделялись?

Хэмметт: Прочитав синопсис сценария много раз, мне было трудно его осознать. Поэтому я спросил у Нимрода раскадровку, он сделал ее и дал нам. Тогда для меня все стало намного более ясным. Это было более последовательным с точки зрения развития сюжетной линии. Но когда мы впервые увидели первые правки, после того, как отсняли кадры для документальной части, я был в ужасе (смеется). Я думал: «Подождите секунду, это не то, что я себе представлял». Требовалось много работы. И я, не будучи опытным в создании фильмов, не знал, что это была всего лишь часть процесса — ты смотришь отснятую нарезку, и ты предлагаешь свои идеи, свои мнения и всякую всячину, и медленно приближаешь к своему видению настолько, насколько это возможно.

Это апокалиптическая сказка, частично о верности, и у Metallica она есть, и возможно, у вашей команды и у всех, кто работает с вами. Но мы никогда не узнаем истинную историю, потому что есть что-то главное, что остается скрытым. Я не хочу спойлерить тем, кто собирается его посмотреть.

Хэммет: Это все открыто для интерпретации.

Хэтфилд: В этом-то вся прелесть. У него нет конца, и это то, что поможет людям, может быть, об этом говорить — «Что это значит?». Он отправился в путешествие, чтобы что-то получить. Это была миссия, назначение, но все, что произошло за это время, сделало его из маленького мальчика на побегушках героем в конце дня. Вы никогда не знаете, что произойдет за 12 часов.

Работая для Metallica.

Хэтфилд: Именно.

В вашем следующем туре вы должны дать сумку кому-то, кто работает на вас.

Хэтфилд: Определенно.

Хэмметт: Они прошли через намного большее, чем просто пытаться доставить сумку.

Хэтфилд: Наша дорожная команда прошла через многое (смеется). У них есть фильмы получше, чем этот.

Как вы думаете, мог бы быть такой мерч — фигурка этого Маленького Человека?

Хэтфилд: Мерч? Я понятия не имею.

Я подумал, что это было бы мило. Особенно на футболке.

Хэтфилд: Это мило. Кукла Маленького Человека. Кукла маленького Трипа. Он его совесть. Он его ангел-хранитель, что бы это ни было. То, что мне действительно понравилось, так как его сердце, в нем есть рычаг.

Хэммет: Я не заметил этого.

Вы отсняли концертные материалы в Ванкувере и Эдмонтоне. Это были реальные зрители, но было заметно, что они ведут себя лучше обычного. Немного мобильных телефонов было поднято вверх, и не было людей, блуждающих в проходах с целью заполучить пиво и хотдоги.

Хэмметт: Ну, они знали, что мы снимали.

Хэтфилд: Я не знаю, запрещали ли мы им это. Мы скорее позволяли этому происходить. Это прежде всего фильм. Мы были там что бы снять его, и они знали это. И они становились частью чего то очень особенного, поэтому не нужно было снимать (смеется) — мы и так снимали.

Сцена потрясающая — такая огромная, что не впишется в 60% арен?

Хэтфилд: Вроде того, нечто безумное.

Она не круглая, а прямоугольная.

Хэтфилд: Да, она прямоугольная. Она размером с хоккейное поле.

Где она сейчас?

Хэтфилд: Ждет, когда ею воспользуются. Она словно швейцарский нож среди сцен. В ней есть все, что нужно. Это окончательный вариант сцены для нас.

rollingstone.ru

Назад